PRP-терапия в косметологии

Владислава Гладышева, пластический хирург Международного хирургического центра The Platinental, член международного сообщества дерматохирургов ISDS, ISAPS, ОПРЭЧ, обладатель американского сертификата по интимной пластике, г. Москва

 

PRP – это плазма, богатая тромбоцитами, которые играют важную роль в регенерации и омоложении клеток кожи. Именно на способности плазмы человека запускать в тканях регенерационные процессы основан достаточно хорошо изученный метод лечения и омоложения – РRP-терапия.

Исследования и применение

Старение кожи обусловлено как внутренними, так и внешними процессами. Внешние процессы прогрессируют под воздействием факторов окружающей среды. Основным агентом является ультрафиолетовое излучение, вызывающее достаточно изученное фотостарение. Признаки наружного старения кожи – тонкие мелкие морщины, огрубение кожи, сухость, сниженный тургор и гиперпигментация. Все внешние симптомы считаются следствием утончения эпидермиса, атипии кератиноцитов и разрушения коллагена по причине увеличения синтеза коллагеназы. Эластичность кожи снижается из-за недостаточного неоколлагеногенеза, а морщины формируются в результате коллапса фибробластов.

Плазма, обогащенная тромбоцитами, является предметом изучения во многих сферах медицины, в эстетическую медицину и хирургию метод PRP пришел из травматологии, где хорошо себя зарекомендовал. В пластической хирургии мы используем PRP для стимуляции процессов заживления ран и восстановления костной ткани, для уменьшения интраоперационного кровотечения за счет улучшения процессов свертываемости и в реабилитационный период, особенно во время и после СМАС-лифтингов. При пересадке жировой ткани любого размера (нано-, микро-, макрофэтграфтинг) PRP применяется с целью увеличения приживаемости жировых аутотрансплантатов. Методы имеют доказательную базу, активная клиническая практика подтверждает научные лабораторные исследования. Эффекты от PRP-терапии обусловлены факторами роста, особенно эпидермальным фактором роста, тромбоцитарным фактором роста, трансформирующим фактором роста бета и фактором роста эндотелия сосудов. Доказано, что концентрация этих факторов роста в несколько раз больше в PRP, чем в обычной плазме.

Многочисленные исследования в отношении активности факторов роста и их влияния на омоложение кожи свидетельствуют о позитивных эффектах, тромбоцитарные факторы роста стимулируют пролиферацию коллагена и фибробластов и рост кератиноцитов. Изготовление, хранение и транспортировка неаутогенных факторов роста ассоциирована с большими затратами и с высоким риском развития осложнений. Тогда как ауто-PRP-терапия – доступный метод с минимальными рисками осложнений. В клинических испытаниях также были попытки использовать PRP-терапию топическим способом, но эффективность данного метода не столь высока.

Моя многолетняя клиническая практика и использование PRP для лечения пациентов разных групп (после операций различных областей лица и тела, симультанных операций) свидетельствуют об эффективности инъекционной PRP-терапии на разных этапах послеоперационного периода, в лечении фотостарения, для редукции признаков преждевременного старения. Обширно используемая мной технология нанофэтграфтинга в реювенилизации лица в сочетании с одномоментной PRP-терапией также имеет более выраженный эффект.

В 2010 году в исследовательском центре в Сеуле на лабораторных мышах было проведено масштабное исследование о влиянии PRP. План исследования включал пре- и постпроцедурную биопсию кожи лабораторных мышей с последующим гистологическим исследованием. Результаты показали, что три сеанса PRP-терапии заметно улучшают качество кожи. Перед проведением эксперимента лабораторные животные были подвергнуты ультрафиолетовому излучению, контрольная группа была изолирована. Статистически доказанные эффекты свидетельствуют об эффективности PRP-терапии в лечении фотостарения. Американские исследования доказали эффективность правильно выполненной PRP-терапии.

Таким образом, утверждение, что PRP-терапия – действенный метод решения эстетических задач, правомерен только в том случае, если соблюден протокол манипуляции, а расходные материалы, пробирки и субстраты сертифицированы и хорошо изучены.

Процедура занимает около 30 минут, выполняется в условиях местной аппликационной анестезии или интраоперационно завещающим этапом операции после наложения швов. Время процедуры формируется из забора крови пациента, ее центрифугирования, развития эффекта местного анестетика и инъекций. Применяется многопапульная техника интрадермального введения.

В своей практике я использую пробирки швейцарского производства, поэтому описанный ниже протокол без указания производителя применим только к ним.

Протокол процедуры

1. Очищение зоны.
2. Нанесение аппликационного анестетика.
3. Забор венозной крови пациента в объеме от 8 мл (одна пробирка вмещает 8 мл крови).
4. Центрифугирование полученного биоматериала в течение 7 минут в зависимости от выставляемой мощности центрифуги (рекомендации производителя: от 1500 до 3500 тысяч оборотов в течение 5–10 минут).
5. Интрадермальное введение плазмы, обогащенной тромбоцитами в мелкопапульном исполнении. Оптимальный объем шприца – 2,5 мл с luer-lock, иглы калибром от 27 G.

Несмотря на простоту манипуляции, я бы хотела подчеркнуть важность деталей, из которых складывается эргономичность работы врача: доктору во время процедуры рекомендовано ношение защитных очков.

Эффект от процедуры

До публикаций, освещающих результаты гистологических исследований срезов кожи до и после PRP-терапии, считалось, что результат от процедуры мнимый и вызван только лишь развивающимся на фоне микротравматизации отеком. Проведенный мной анализ современной литературы и научных публикаций позволяет говорить об эффективности PRP-терапии в целях омоложения.

Ожидаемые и достигаемые результаты развиваются после трех сеансов PRP-терапии с интервалом в 10–14 дней.

Поскольку факторы роста стимулируют синтез коллагена и пролиферацию фибробластов, PRP-терапия наряду с угнетением процессов распада коллагена и укорочения его цепей эффективна в лечении фотостарения, хроностарения по мелкоморщинистому типу, устранении периоральных морщин, связанных с возрастом, мимикой или курением. Улучшение микроциркуляции в тканях после PPR-терапии может быть положено в основу лечения гемосидероза после липосакции и некоторых форм алопеции. Комбинация PRP-терапии с мезотерапией против гиперпигментации в моей практике является золотым стандартом лечения пациентов с выраженными признаками фотостарения.

В некоторые пробирки для PRP помимо субстрата может быть включена гиалуроновая кислота. В этом случае требуется другой режим центрифугирования, но полученный материал можно использовать для лечения пациентов с гиперкератозом. Плазма, обогащенная тромбоцитами, не обладает волюметрическими свойствами, но при комбинировании методики с нанофэтграфтингом результаты несопоставимо выше, чем при классическом макролипофиллинге.

Я рекомендую PRP-терапию как один из этапов лечения кожи с постакне-рубцами. В качестве профилактики старения PRP-терапия может применяться с 25 лет.

 

 

Полная печатная версия:
Архив...