Налоговая повестка дня для «красивого» бизнеса

Дмитрий Петухов, врач-эпидемиолог, юрист по предпринимательскому и здравоохранному праву, эксперт компании «Чистовье», г. Москва

Один из самых актуальных сегодня вопросов для владельцев «красивого» бизнеса – изменения в системе налогообложения, точнее «налогособирания». С 2017 года в гражданском и налоговом законодательстве появились новые строгие правила.

Первое нововведение: учредители юридического лица и члены их семей теперь могут быть привлечены к ответу по обязательствам юрлица, особенно при наличии фактов вывода прибыли и активного участия в деятельности юрлица.

Ранее предприниматели при выборе формы малого бизнеса в индустрии красоты (ООО или ИП) приблизительно понимали, кто несет ответственность: юрлица – своим уставным капиталом, а индивидуальные предприниматели – имуществом, в том числе приобретенным до регистрации в качестве ИП.

Согласно Гражданскому кодексу РФ, предпринимательство – это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, зарегистрированная в установленном порядке. Понятно, что это дело рисковое и есть чем рисковать. Сейчас понятие рискованного имущества поменялось, и ставки возросли.

Второе новшество: поменялась приоритетность в очереди по удовлетворению требований кредиторов при банкротстве юрлица. Теперь первоочередное взыскание из конкурсной массы делает ФНС с учетом нарушений уплаты налогов и взыскания пеней по всей потенциальной налоговой базе. Ранее при процедуре банкротства прежде всего удовлетворялись требования по оплате труда сотрудников банкрота, первоочередным списком шли те, кто пострадал на производстве или получил профзаболевание, а сейчас их отодвинули на второй план.

И самое главное изменение – принцип формирования бюджета как государства, так и регионов. Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил недавно, что бюджет больше не зависит от сырьевых потоков за рубеж, а более чем половину поступлений формируют налоги и сборы.

Государство оставляет предпринимателям все меньше путей для легального сокращения административных издержек.

Еще недавно все радовались новому режиму налогообложения – патенту. Оплатил разово и работай без отчетов и касс (онлайн-кассы, однако, теперь придется ставить всем). Будем откровенны, патент – хороший способ сокрытия официальных доходов и ухода от проверок налоговой по вопросам использования ККТ. Реализация косметики и медицинские услуги (в виде ООО) под действие патента не попадали, но в целом такой путь позволял снизить издержки.

Еще один вариант сокращения расходов – сдача рабочих мест в аренду, когда за полученную выручку отвечал арендатор, а арендодатель лишь платил налоги на прибыль со сдачи помещения/кабинета/рабочего места в аренду. Разбираться с возможными проверками и другими вопросами также должен был арендатор, арендодатель не мог за это нести ответственность.

Летом 2017 года вышло письмо ФНС № ЕД-4-2/13650@ «… об умысле в действиях лиц, … направленных на неуплату налогов». В документе приводятся различные ситуации, которые рассматриваются как преступное поведение или мошеннические действия, направленные на неуплату налогов, в том числе в связи с сознательным сокращением налогооблагаемой базы. То есть мы, предприниматели, думаем, как сократить издержки, а государство считает это преступным деянием.

Одно дело, когда лицо предумышленно скрывает доходы, дабы сократить налогооблагаемую базу, и подает недостоверную отчетность, открывает фирмы-однодневки, проводит сомнительные операции по фиктивным сделкам. Это все грозит 40%-м штрафом от неуплаченной суммы налога или, если произошла математическая ошибка, то при невиновности (что труднодоказуемо) – штрафом 20% от неуплаченных сумм.

Но мы не стремимся обмануть государство, а пытаемся легально сократить издержки доступными путями. Однако сегодня такое поведение не в тренде, так как государству, видимо, не хватает бюджетных ресурсов.

Как один из вариантов недобросовестного налогового поведения в письме ФНС расценивается создание формального документооборота: к примеру, договоры о совместной деятельности ИП и ООО под одним товарным знаком и вывеской, когда ИП имеет прямое или косвенное отношение к учреждению ООО, которому сдается в аренду часть коммерческого помещения.

Преступным является и «агрессивное налоговое планирование» в виде дробления бизнеса, то есть варианты сокращения налоговой базы за счет организации нескольких мелких налогоплательщиков с льготным налогообложением. Чтобы было понимание, сколько теряет государство от таких операций, рассмотрим пример.

Есть салон, в котором, помимо директора, работает управляющая, четыре администратора (по два в смену), шесть парикмахеров-стилистов (по три в смену), четыре мастера ногтевого сервиса (по два в смену), два врача-косметолога и две медсестры. Допустим, каждая получает 20 000 рублей (чтобы упростить расчеты). Получится, что зарплатный фонд 20 сотрудников составит 400 000 рублей в месяц и 4 800 000 рублей в год. Отчисления в пользу государства составят 1 440 000 рублей плюс каждый из сотрудников заплатит 31 200 рублей НДФЛ.

Рассмотрим вариант, при котором сотрудники, оказывающие бытовые услуги, откроют ИП (с медиками такой вариант не пройдет согласно лицензионным требованиям), будут выведены из штата и будут самостоятельно платить свои налоги по упрощенной системе налогообложения или по патенту. В этом случае предприятие будет иметь кадровую налогооблагаемую базу в 2 400 000 рублей. Отчисления в ПФР, ФСС и ФОМС сократятся наполовину; несмотря на то что НДФЛ не изменится, количество лиц, уплачивающих этот налог, сократится вдвое, и не факт, что те лица, что ушли в ИП, будут платить соразмерный налог. Конечно, добавятся налоги от сдачи помещения в аренду, но если оно будет сдаваться в рамках УСН, то это всего лишь 6% от суммы – 144 000 рублей.

Итого вариант дробления бизнеса приведет к сокращению издержек чуть ли не вполовину, что может рассматриваться как недобросовестное налоговое поведение, потому что налицо сговор лиц и уменьшение налогооблагаемой базы. А так как все эти лица находятся  одном помещении, работают под одним товарным знаком или вывеской и отправляют налоговую отчетность с одного IP-адреса, или базы данных ведутся на одном компьютере, все это выглядит более чем подозрительно для следователей, особенно если работники не до конца понимают происходящее.

По-хорошему, ИП, который арендует помещение, должен быть свободен от организационной системы юрлица, и управленческие решения напрямую никак не должны на него воздействовать, а совместное предприятие и его деятельность должны регулироваться отдельными соглашениями.

Какие факты могут свидетельствовать, что бизнес раздроблен?

– использование одного компьютера для ведения базы данных;
– осуществление поставки товара от одного поставщика для всех предпринимателей или юрлиц, входящих в совместное предприятие;
– использование участниками арендных отношений одной материально-технической базы;
– ведение налоговой и бухгалтерской отчетности одними лицами (без договора субподряда бухгалтера) и совместное хранение бухгалтерской и другой отчетности, которая может представлять коммерческую тайну;
– недооформление «уголков потребителя», так как на каждый хозяйствующий субъект он должен быть индивидуальный;
– использование одного прейскуранта на услуги салона;
– работы в пределах потолка оборотных средств, позволяющих использовать льготные режимы налогообложения;
– вместо договора аренды используется завуалированный договор гражданско-правового характера на оказание услуг. 

К примеру, директор в целях сокращения издержек не нанимает парикмахера, а заключает с ним договор, что он от его лица оказывает услуги, но по факту это не договор на оказание услуг, а завуалированный трудовой договор с ущемлением прав работника и государства.

Также не стоит забывать, что договор аренды помещения или рабочего места может быть заключен только между зарегистрированными предпринимателями, физическим лицам помещения для коммерческой деятельности сдавать нельзя. Уже существует такая практика, что арендаторов признавали сотрудниками арендодателя, а арендодателя привлекали к ответственности за неуплату налогов и сборов с взысканием штрафов и пеней.

Таким образjм, на текущий момент государство меняет приоритеты в формировании бюджета, и, к сожалению, это приводит к тому, что малый бизнес может оказаться под серьезным давлением.

 

– Объяснение всех аспектов санитарных правил с последними изменениями;
– Контрольные точки проверок Роспотребнадзора (на что обратить внимание);
– Правильное заполнение журналов по дезрежиму;
– Гражданские споры в салоне красоты (работа с жалобами клиентов, досудебный порядок решения споров с конкретными алгоритмами действий, правила поведения в суде по гражданским делам, моральный вред, причины взыскания и необходимость компенсации с разбором судебных и досудебных случаев);
– Реклама услуг салона красоты и авторское право в салоне красоты;
– Правильное оформление рабочего места в аренду. Кто и как платит налоги в этом случае, кто отвечает за эпидрежим?

Эти и многие другие вопросы будут обсуждаться на семинаре по санитарной безопасности с участием Дмитрия Петухова 25 мая 2018 года. Вся информация о семинаре – на стр. 15 нашего журнала.

 

 

Полная печатная версия:
Архив...