«Ну и пусть будет нелегким мой путь…»

Слова песни «Плот», остающейся нестареющим вот уже несколько десятилетий хитом, хорошо известны всем. Сегодня у нас в гостях ее автор – певец, поэт, композитор, чья музыка отличается необыкновенной мелодичностью и лиричностью и чьи произведения знают практически все, музыкант и просто интересный собеседник Юрий Лоза.

О пути к профессии, о современной песне, о том, почему знания не бывают лишними, об увлечениях и планах на будущее – в его эксклюзивном интервью журналу «Красота PROf».

– Юрий, когда вы впервые взяли в руки гитару и когда начали писать песни?

– Когда в подростковом возрасте я понял значимость женщин в этом мире, то стал придумывать способы покорения слабого пола. Я осознал, что мои успехи в футболе практически никому не интересны. А вот вокруг человека с гитарой в то время девочки собирались толпами, стоило лишь взять первый аккорд. Мне этот способ завоевания женских сердец пришелся по душе, и я уговорил родителей купить гитару. Не могу назвать иной причины начала творческой жизни, кроме этой. Передо мной словно возник побудительный мотив – нравиться женщинам каким-то образом.

– Какая музыка или музыканты так или иначе повлияли на ваше творчество?

– Боюсь, тут я не оригинален, ведь я рос на советских песнях и на англоязычной музыке, которую часто привозили подпольно. А привозили в основном популярную, вот она и повлияла. Это уже потом выяснилось, что помимо раскрученных имен были гораздо более интересные исполнители, и многие из них так до нашего слушателя и не добрались.

– Как бы вы сами охарактеризовали свою манеру исполнения, стиль музыки, свою творческую эволюцию?

– Каждый раз, когда я приходил на радио с новой песней, мне отвечали, что я отношусь к ретро. Не имело значения, принес я новую песню или старую, ее все равно отправляли в ретро, а значит, относили к «неформату». У меня есть песня на новогоднюю тематику, которая не попала ни в одну из новогодних программ за последние 12 лет. На протяжении всего творческого пути я оставался и останусь «неформатом». Вот это и есть мой стиль – не вписываться ни в какие определения.

– Сколько всего песен вы написали? Есть ли любимая или, может, особенно важная для вас?

– Всего около сотни песен, некоторые пою сегодня, некоторые нет… Чтобы одна какая-то песня нравилась больше других – такого и быть не может, ведь настроение меняется, обстановка тоже. Самая важная, конечно же, «Плот» – как ни крути, она является моей визитной карточкой.

– Как выстраивается песня? Что сначала рождается – стихи или музыка?

– Я сочиняющий человек, поэтому мне не нужно самому что-то испытывать на себе. К слову, чтобы описать прыжок с парашютом, не обязательно прыгать. Я могу представить этот прыжок. Наверное, опишу это даже лучше, чем тот человек, который на самом деле прыгнул, но не умеет писать. Считаю, что этим и выделяется талантливый автор – он умеет рассказать чужую историю как свою. Отталкиваюсь всегда от идеи, а уже потом добавляю по вкусу музыку и текст.

– Что для вас самое главное в вашей работе?

– Чтобы было интересно этим заниматься.

– Над чем вы работаете сейчас? Поделитесь новыми творческими планами?

– Хотя и не принято говорить о том, что не закончено, но так уж и быть, поделюсь. Пишу песни, потихоньку заканчиваю новый альбом. Нахожусь в середине пути по написанию сценария художественного фильма на спортивную тему. По ряду причин предпочитаю заниматься больше литературной деятельностью, чем музыкальной. Хочу попробовать себя в жанре рассказов, пьес. В общем, есть интересные задумки, буду воплощать их в жизнь. Тем более реализовывать песни стало сложнее, чем, к примеру, десять лет назад.

– «Скажи мне, что ты слушаешь, и я скажу, кто ты» – согласны ли вы с таким определением? Можно ли охарактеризовать человека, зная его музыкальные предпочтения?

– Сегодня, пожалуй, нет. По телевизору показывают одних и тех же артистов, соответственно, предпочтения формируются медиасистемой. По радио звучит то, что ставит ведущий. Есть, конечно, несколько форматов, которые имеют ярко выраженных фанатов, скажем рэп или шансон, но в основном наше население музыкально всеядно.

– Что важно для артиста помимо таланта? Из чего, на ваш взгляд, складывается профессионализм?

– Самое главное – это, несомненно, знания, причем не только о своей профессии, но и о том, что напрямую с ней не связано, но опосредованно на нее влияет. Я говорю о более широком подходе к профессии – изучении параллельных дисциплин и широком кругозоре как таковом.

– Почему, на ваш взгляд, на нашей эстраде так много безвкусицы?

– Тенденция последних лет – в нашей стране авторы перестали быть героями. Вспомните какую-нибудь музыкальную передачу, допустим, «Песня года»: в конце эфира на экране пролетит столбец: «Песня на стихи…», «Песня на музыку…», но бесполезно – зрители никогда это не прочтут. Считается, что автор не имеет никакого значения, а на самом деле написать песню в 100 раз сложнее, чем ее спеть. Например, Никита Богословский сочинил «Темную ночь» – он велик. Но не те 300 исполнителей, которые пели и поют это произведение. Все перевернулось с ног на голову. Сейчас великий – 351-й по счету исполнитель песни «Темная ночь», но мало кто знает автора. Соответственно, авторы перестали сочинять. Но при отсутствии нового основная масса исполнителей вынуждена перелицовывать старое. Вот оттого и идет ощущение безвкусицы.

– В 80-90-е ваша песня «Сто часов вдвоем» могла растопить сердце любой девушки нашей необъятной страны. А как вы считаете, какая музыка растопит сердце современной девушки?

– Что бы ни говорили молодые люди о рэп-баттлах, как бы ни пытались раскручивать это чуждое для нас направление, девушкам все равно нужны песни про любовь. Романтику никто не отменял, хотя сегодняшней молодежи и пытаются вбить в голову, что круто пить, курить и материться, а заниматься сексом надо с десяти лет и с кем попало.

– Ваши песни бесконечно притягательны в своем лиризме, нежны и мелодичны, а сами вы романтик или все-таки больше прагматик? Ведь по образованию вы экономист, что неожиданно для музыканта.

– Я, скорее, прагматик, однако считаю, что здоровый прагматизм не может обойтись без некоторой доли романтики. Иначе он станет похож на банальное старческое брюзжание и нытье о «великом прошлом», в строительстве которого довелось принимать участие. 

– Вы родились в Екатеринбурге, жили в Алма-Ате, сейчас в Москве. Какой город считаете по-настоящему родным и почему?

– Я столько раз менял места обитания, что сегодня не могу точно сказать, где находится мой родной город. В последнее время лучше дышится у моря, где нет суеты и постоянной гонки, где можно сосредоточиться на своем внутреннем мире. Кстати, там можно не обращать внимания на то, как сижу или стою, во что одет и на чем передвигаюсь.

– Кого-то из певцов и музыкантов современности могли бы отметить по уровню виртуозности исполнения?

– Виртуозов много, вот только самой музыки нынче все меньше...

– Какую музыку сами любите слушать?

– Разную, но обязательно мелодичную. Я – белый европеец, поэтому мое восприятие музыки идет от мелодии и гармонии, а не от ритма, как у жителей Африки или выходцев из нее, живущих сегодня за океаном.

– Спортом занимаетесь?

– Врачи советуют после 50 забыть слово «спорт» и сосредоточиться на понятии «щадящая физкультура», что я и делаю. Когда-то был перворазрядником по шести видам спорта...

– Ваш сын, несмотря на молодость, уже оперная знаменитость. Вы как-то повлияли на его профессиональный выбор?

– У моего сына свой выбор, соответственно, своя дорога. Олег – оперный певец, у него совершенно другой мир. Там понятия не имеют о моем существовании, поэтому я не могу ничем помочь, кроме как материально. Я не знаю, что именно он смог взять от меня. Я рассказывал ему многое, и хочется верить, что сын запомнит то, чему я когда-то его учил. Он оперный баритон и вокальный педагог, надеюсь, у него впереди большая карьера. Желательно, чтобы он был обеспечен достаточным количеством предложений. Кстати, Олег пишет интересные фортепианные композиции, он, в отличие от меня, окончил консерваторию. Я получил экономическое образование, он – музыкальное.

– У вас хорошая крепкая семья. Что, на ваш взгляд, необходимо для ее для сохранения? Судя по всему, вам известен какой-то секрет супружеского долголетия?

– Когда-то я играл в свадебном оркестре, это было еще в Алма-Ате. На одной из свадеб тамада сказал: «Для семейного счастья достаточно соблюдать лишь правило трех «У» – уважай, уступай и удерживай, все остальное приложится». Мне это правило так понравилось, что я взял его на вооружение и пользуюсь вот уже не один десяток лет.

– Какой подарок хотели бы получить от Деда Мороза в наступающем году?

– Здоровье себе и близким.

Полная печатная версия:
Архив...