Сергей Балакирев: «Все гениальное просто, все сложное не нужно»

Что важнее: имя компании или ее ключевой фигуры? Быть успешным или быть счастливым? Выиграть в деньгах или сохранить честь? Мы продолжаем беседу с директором медийного агентства AMG, членом совета Гильдии маркетологов, бизнес-тренером (МВА) Сергеем Балакиревым (г. Екатеринбург).

Окончание. Начало в № 8/2017 «Красота PROf».

 

– Сергей, что, на ваш взгляд, важнее: имя и репутация самой компании или ее ключевой личности?

– Это больной вопрос. Бренд компании первостепенен, важнее, нежели бренд личности. Причина в том, что то или иное лицо может связать с компанией всю свою жизнь, до последнего дыхания, как основатель Аррle, а может и покинуть ее. Возможно, человек, который работает сейчас на интересы компании, за счет нее активно развивает свой личный бренд с тем, чтобы уйти потом в самостоятельное плавание. Например, есть бренд парикмахерской, а есть бренд мастера, и часто бывает так, что мастера уходят, за ними могут уйти и клиенты.

– Но небольшие, да и не только, предприятия носят порой имя собственника…

– На старте в таких ситуациях, как правило, проще создать информационное поле вокруг личности, но если предприятие планирует расти и развиваться, то необходимо вкладываться в бренд самого предприятия, потому что оно не должно зависеть от личностного отношения к его собственнику. Кто-то может и негативно к нему относиться, кто-то может не разделять его убеждений, да и позиционирование личности и компании не обязано совпадать. В конце концов, у бизнесмена может быть несколько проектов.

– Как, на ваш взгляд, можно себя настроить, чтобы работа не превращалась в рутину, а была бы в удовольствие?

– Очень важно понять, чего ты хочешь. Когда я общаюсь с людьми, находящимися в поиске себя, говорю им: опиши себя через пять лет, кто ты, чего достиг? Они даже не знают, чего хотят, кем бы хотели стать, чем заниматься… Как правило, следуют какие-то штампованные ответы: мне бы поменьше работать да побольше зарабатывать. Тот, кто испытывает хронический жизненный дискомфорт, редко может ответить на этот вопрос. Я объясняю, что не могу помочь в достижении целей до тех пор, пока ты либо сам, либо с моей помощью не определишься, чего же реально хочешь.

Успешные примеры, что есть вокруг меня, это примеры тех, кто поставил цель и пошел, несмотря ни на что, пошел-пошел-пошел!

Я всегда рисую векторную диаграмму «Роза ветров», когда в центре системы отсчета 0, а дальше в разные стороны от него расходятся лучи – векторы разных направлений жизни (работа, семья, здоровье, хобби и т. д.). У тебя есть, условно говоря, 20 баллов, ты должен их распределить по шкале на каждом из векторов жизни. На все не хватит, где-то будет минимум, если не ноль. В какой-то момент, зная свои жизненные цели, я сказал себе: все векторы по нулям, все 20 баллов на работу! Это был мой осознанный выбор. Потом потихонечку, по мере достижения того успеха, который мне был нужен, я начал распределять баллы по другим векторам жизни.

Вполне возможно, кто-то найдет себя в хобби, в спорте, в семье.

– Сейчас больше принято говорить не об успешной жизни, а о счастливой. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Я так скажу: образ современного успешного человека был создан американскими маркетологами еще в 20-х годах прошлого века и до сих пор его нам навязывают. Потому что он выгоден системе. Это образ человека, который вкладывается в дело (далеко не всегда в свое), работает, много работает, за это получает большие деньги. Хочешь воспринимать этот образ как икону – пожалуйста! Но уже началось критичное его осмысление. Один из моих коллег, который долгое время занимался обучением малому бизнесу, отметил, что 80% из тех, кто пришел учиться, «перехотели» свой бизнес. Им гораздо проще работать на дядю и получать зарплату.

Я сторонник возможности выбора и никогда не соглашусь с тем, что должен быть один доминирующий образ. Продукта для всех не существует. Для меня икона – это Арнольд Шварценеггер. Недавно ему исполнилось 70. Этот человек успел все! Я смотрю на него и понимаю его недостижимость. В спорте лучший неоднократно. Образы, которые он создал в кинематографе, вечны. В политике – дважды губернатор ключевого штата огромной страны. Но его нельзя назвать примерным семьянином. И вот, например, одному моему другу, состоявшемуся бизнесмену, на которого работает много людей, не подходит эта икона, потому что для него семья – прежде всего. У каждого своя система ценностей.

– Есть у вас так называемое «правило трех» или какое-то другое?

– Правила жизни Сергея Балакирева? Я часто читаю подобные заметки об успешных людях, их правилах жизни и в такой момент думаю, что уже пора бы и свои сформулировать. Они, конечно, есть, все равно следуешь определенным установкам, вопрос только в том, чтобы сформулировать, хочется, чтобы не банально звучало.

– Вы же сами говорили: все гениальное просто, все сложное не нужно...

– Увы, эта прекрасная фраза не моя. Но это так и есть. Я сторонник простых решений. Но чтобы их найти, предстоит перебрать и перепробовать много сложных комбинаций, и в этом тоже свой кайф.

Если говорить о правилах, ценностях, то прежде всего это честность. Принципиально важно, чтобы и я оставался честным, и партнеры со мной оставались честными. Когда раньше купцы решали деловые вопросы, они просто давали свое купеческое слово. И этим было все сказано. Это был закон сделки. Мое окружение такое, я рад, что могу ему доверять.

– В одной купеческой газете на каждой странице был размещен слоган: «Деньги превыше всего, честь превыше денег»…

– Согласен. Есть деньги, которые лучше не брать, – от них беда.

– А какие еще правила являются для вас определяющими?

– Я фанат своей работы, для меня это одна из ключевых ценностей. Считаю, что для мужчины на первом месте должно стоять его Дело. Многие могут не согласиться с этим, указать мне на такую системную ценность, как семья (дети, супруга, родители), но мое глубокое убеждение, что работа для мужчины приоритетна. Тогда у него и в семье все хорошо. Это второе правило. А третье – свобода. Я категорический противник каких-либо ограничений, когда меня помещают в какие-то рамки, сразу автоматически возникает искреннее внутреннее сопротивление. При этом создавая условия свободы для своих сотрудников, я понимаю, что не всем она нужна, кому-то, наоборот, требуются жесткие рамки. А я не могу постоянно следить, контролировать, задавать такие рамки, поэтому со мной работают люди, которые отлично умеют чувствовать и находить этот баланс между свободой и работой на результат.

Если подытожить, то мое «правило трех» таково: Дело, честность/честь и свобода.

Интервью провела Ханна Ташлыкова.

 

 

Полная печатная версия:
Архив...